?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Еженедельник за прошлую неделю, прямо скажем, запылился.
В неё уместилось много майских праздников, три бабушки, родители, Коломна и Питер, Зойка с Ежом, Наташа с дочкой Агнией, поход в гости к Чуде и Роме, Царское Село с невероятными тенями и графикой деревьев, Крестовский и Елагин, огромные утки и даже лебеди, немного фотографий, хумус, финики и песенки, две очень разных вкусных пиццы, горячая кукуруза, второй заход по покраске яиц, история о полосатых штанах, найденных на улице в Иерусалиме, кельтский крест - подарок Виталика, красно-зелёный салют, который было видно с Московского проспекта, и бесконечные попытки понять, холодно ли сейчас или очень жарко. Совместный репертуар Чижика и моей бабушки теперь включает "Приходи ко мне, Глафира", "Крутится-вертится шар голубой", "Ваше благородие, госпожа Удача" и "Мурку". Правда, слова у бабушки там отчасти свои, в том числе - "зашухАрила" вместо "зашухЕрила". Но так даже круче!
Когда мы гуляли вечером в Питере рядом с бабушкой, то два раза встретили одну и ту же незнакомую тётеньку, и она два раза поздравила нас с Праздниками. Вечером в метро видели усталую еврейского вида маму с дочкой в вельветовом сарафанчике, с брошкой в виде птички и двумя смешными куколками, с волосиками из ниток. В Царском Селе видели Фёдоровский городок и взаимно показали друг другу два разных парка. Чижик позвонил в Фёдоровском соборе в колокола, а я не успела, потому что звонарь пошёл обедать и закрыл. А ещё мы забрали в Москву хорошую Чижиковскую гитару. У Зойки под окном в развилке дерева оказалось гнездо, а в нём яйца и ворона. Ворона, которая высиживает птенцов - это чудесное, трогательное зрелище, полное тихой женственности.
В среду 4-го мы гуляли с А., много обнимались и разговаривали о том, как люди выбирают, кем быть, как художник может заработать денег, чтобы кормить семью, и о том, как важно знать историю своей семьи. Рассказала ей, что есть такой человек - Елена Макарова, которая находит, собирает и рассказывает о судьбах евреев, переживших Катастрофу, обещала принести показать "Крепость над бездной". Чувство большей близости и какой-то новой глубины. И как всегда, не хотелось расставаться.